Kuroshitsuji: Monochrome World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kuroshitsuji: Monochrome World » Флешбеки » Лезвие и нити


Лезвие и нити

Сообщений 61 страница 90 из 94

61

Дроссель вышел из комнаты, оставив вопрос Эмили без ответа. Та проводила его каким-то растерянным взглядом и вдруг всхлипнула, отчего Уильям тут же обернулся к девочке.
- Разумеется, мы будем тебя навещать, - улыбнулся он, легонько касаясь указательным пальцем кончика носа Эмили, чем вызвал фырканье с её стороны.
- Обещаете? – недоверчиво поинтересовалась малышка. Уильям не успел ответить, так как внезапно из мастерской послышался громкий грохот. Эмили, испуганно пискнув, втянула голову в плечи и зажмурилась.
- Оставайся здесь, я скоро вернусь, хорошо? – дождавшись робкого кивка, Уильям торопливо поднялся на ноги и вышел из комнаты, мысленно обещая обеспечить виновнику шума все муки ада.
Грохот усилился, а следом раздался дикий крик, в котором жнец узнал голос кукольника. «Что он там делает?» Спирс торопливо вбежал в мастерскую. Представшая его глазам сцена заставила Уильяма вопросительно изогнуть бровь. Распластанный под любвеобильной дамочкой кукольник явно пытался вырваться из её страстных объятий, тогда как сама женщина намёков не понимала, или же, что более вероятно, понимать не желала. Жнец громко откашлялся, привлекая к себе внимание. Женщина тут же вскочила, торопливо оправляя на себе одежду и яростно сверкая глазами в сторону Спирса, который нарушил своим появлением её планы на Дросселя.
- Прошу прощения, мисс Ферроуз, но у Дросселя уже есть невеста, - ледяным голосом обратился к женщине Ти Спирс, попутно бросая на кукольника мимолётный взгляд, в котором явственно читался приказ держать рот закрытым. – Так что я настоятельно прошу вас найти другой объект для страсти.

Отредактировано William T. Spears (2011-01-26 23:55:07)

0

62

Внезапно схватка ослабла, женщина резко вскочила с него. Что случилось? Неужели у меня получилось? Но его спасителем оказался Уильям. Дроссель тут же связал женщину нитями марионетки, злобно сверкая лиловыми глазами. Сейчас я ее...
- Прошу прощения, мисс Ферроуз, но у Дросселя уже есть невеста.
Кукольник заступорился. Что он только что сказал? Кто? Где? Он хотел что-то сказать, но строгий взгляд Спирса его весьма заинтересовал, а потом его просто перебила дамочка.
- ¡Qué lástima!(1) Ну, невеста не жена... - она захотела пошевелиться, но не получилось. - Эй, что творится? Немедленно развяжите меня, мальчики!
Мисс запрыгала на месте, пытаясь освободиться. Воспользовавшись моментом, женщина подпрыгнула к жнецу, улыбаясь до ушей.
-Ну, а вы, милый мужчина, как вас хоть зовут? Или вы тоже с невестой? - мисс Ферроуз подпрыгнула ,чтобы чмокнуть его в щеку, но промахнулась и упала на пол. - Вместе мы удивить весь мир, ты будешь Mi ídolo(2), мой командир!
Дроссель скривился, но не посмел ничего с ней сделать в присутствии Спирса. Он выволок ее на улицу и пропел, сверкая глазами.
- Уходите навсегда,навсегда, навсегда.
Уходите навсегда, моя милая леди!

Взгляд леди стал туманный, она глупо улыбнулась, а потом ушла, натыкаясь ан фонарные столбы. Кукольник едва не забыл ее развязать, и успел убрать нити, когда она уже сворачивала за угол. Спохватившись, что он вышел на улицу без рубашки, Дроссель пошел скорее искать ее, пока не пришли посетители.
- Похабщик! - донеслось со стороны лавочки. Жена хозяина вышла на улицу, чтобы в лишний раз убедиться, что этот странный тип ужасный отец.
- Весьма вам благодарен, мистер Т. Спирс. - поклонился кукольник, натягивая рубашку и камзол. Наконец-то он и ленточку новую нашел. - Вы сегодня никуда не идете?
Посмотрев на жнеца, Кейнс заглянул в комнату к Эмили. Она о чем-то разговаривала с Дроссьямом. Улыбнувшись, он решил получить и свою порцию объятий. Став на коленях перед кроватью, он обнял девочку и запоздало вспомнил, что девочка что-то спрашивала.
- Я не отдам тебя в приют, моя милая леди. - ощущать теплые ладошки на своих плечах было куда приятнее, нежели чувствовать похабное сопение мисс Ферроуз.
- Ты такой смешной! - девочка засмеялась, а потом опять зашлась кашлем. - Ты правда, как говорит мистер Спирс, глупышка-глупышка Дроссель! Ой.... а что, правда можно остаться у вас?
Девочка вмиг перестала кашлять и посмотрела большим голубыми глазами на стоящего рядом жнеца. Больше всего ей сейчас захотелось услышать одобрительный ответ. Кукольник же просо уткнулся ей в плечо, как любимая игрушка.

(1)

Какая жалость!

(2)

Мой кумир!

0

63

- Нет, даже у жнецов бывают выходные, - отозвался Уильям, обводя взглядом учинённый женщиной погром. Масшатбы разрушений впечатляли: мастерская и так представляла собой творческий беспорядок, а теперь и вовсе превратилось непонятно во что. – И чем же ты пленил сердце это леди, что она так настойчиво добивалась твоего к ней расположения? – поинтересовался он, заходя следом за успевшим переодеться Дросселем в комнату Эмили.
- Ой.... а что, правда можно остаться у вас? – малышка с замиранием взглянула на вошедшего жнеца, явно не поверив в слова спрятавшего лицо у неё на плече Дросселя, что тот не отдаст её в приют. Уильям с улыбкой кивнул, глядя на девочку, которая смотрела на него широко распахнутыми глазами, в которых читались надежда и страх быть обманутой.
- Да, Дроссель хочет оставить тебя у себя в магазинчике, если ты, конечно, этого хочешь, - ответил он, а в следующее мгновение Эмили прильнула к кукольнику, прижавшись щекой к волосам и зарывшись в них тонкими пальчиками.
- Очень хочу! – прошептала она, вновь хрипло раскашлявшись.
- Ну, вот и чудесно, - Уильям привалился плечом к дверному косяку, глядя на обнявшихся девочку и кукольника. Сейчас эти двое были похожи на брата и сестру, и эта ассоциация заставила Спирса приподнять уголки губ в еле заметной улыбке.
- Дроссель, можно попросить у тебя другую одежду? – жнец зябко повёл плечами, мокрая рубашка неприятно холодила тело. - Эмили, сейчас ты умоешься, причешешься и выпьешь лекарство.

Отредактировано William T. Spears (2011-01-27 01:17:42)

+1

64

Сейчас Дроссель чувствовал себя самым счастливым на свете. Казалось, ему больше ничего и не надо в жизни. Девочка ласково копошилась в его волосах, а он улыбался. Я хочу, чтобы ты поскорее поправилась, Эмили. - читалось в его лиловых глазах.
- Дроссель, можно попросить у тебя другую одежду?
Кукольник кивнул и медленно встал. Девочка поморщилась - не хотела пить лекарство. Кейнс хлопнул в ладоши и в комнату вбежала самая маленькая куколка, едва ли больше самой Эмили. Он погладил ее по голове - Дороти, единственная кукла с именем, была самой умной из его творений.
- Помоги ей умыться, причесаться... И переодень ее в платье, я потом еще лучше сошью. - Дроссель легонько подтолкнул Дороти к девочке, а сам вышел в мастерскую, чтобы подыскать костюм Уиллу.
- Я так понимаю, цветные вещи тебя не интересуют? - усмехнулся кукловод, перерывая все свои костюмы. - О, я нашел что-то черное... Но думаю, платьями ты тоже не интересуешься...
В итоге Дроссель протянул Спирсу белую рубашку, красный галстук, черные зауженные книзу брюки, а вот с пиджаком пришлось долго повозидиться. В шкафах мастерской ничего не обнаружилось, поэтому Кейн направился в кладову. Открыв дверь, он едва не рухнул, когда на него навалилось тело в зеленом платье без головы. Вот ведь...  и после головоотсечения не перестает мне настроение портить! наконец, где-то в самом конце кладовой отыскался черный пиджак, вполне строгий, как и любил жнец. Не обращая внимания на протесты мужчины, кукольник быстренько его переодел и засиял от удовольствия - костюм прекрасно сел на мистера Ти.
- Ах, вам же сегодня не идти на работу, какая жалость, - загрустил Дроссель, понимая, что его творение никто не увидит. - Но вы можете сходить в магазин за продуктами.
- Э-гей, есть кто в магазине? - послышался мужской голос внизу.
-Посетители! - просиял Кейнс и ускакал на первый этаж по ступенькам.

0

65

- Какое счастье, что у меня сегодня выходной, - парировал Уильям, провожая сбегавшего по лестнице встречать первого посетителя Дросселя. – В таком виде я на работу не явлюсь. «В красном галстуке уж точно», - мысленно добавил он, глядя на повязанный вокруг шеи кусок алой ткани.
Первое, что бросилось Уильяму в глаза, когда он, закончив переодеваться, зашёл на кухню, чтобы приготовить питьё для девочки, был беспорядок. Но ведь вчера он всё убрал за собой, перед тем, как отнести молоко Эмили, значит, здесь побывал кто-то ещё. И этим кто-то мог быть только сам хозяин магазинчика. На одиноко стоящей на столе тарелке лежало что-то очень подгоревшее,  а в одной из кастрюль он увидел остатки теста. Сразу же вспомнились принесённые Дросселем блинчики.
«Он что, их сам пёк?» - жнецу в это верилось с огромным трудом, но тесто и подозрительные сгоревшие ошмётки того, что отдалённо напоминало блины, говорили само за себя. При желании за ночь вполне можно было научиться их готовить.  Уильям лишь покачал головой и принялся подогревать молоко для Эмили.

Девочка сидела на кровати и гладила ладошкой юбку сшитого для неё Дросселем платья. В глазах Эмили сиял восторг. Сидящая рядом с ней кукла уже расчесала длинные светлые волосы своей подопечной и теперь заплетала их в косу.
- А вот и твоё лекарство, Эмили, - вошедший в комнату Уильям протянул девочке кружку. Малышка сначала поморщилась, но увидев, что под лекарством подразумевалось вчерашнее горячее питье, заметно повеселела.
- А когда я поправлюсь, вы погуляете со мной? – спросила девочка, делая осторожный глоток.
- Боюсь, я не смогу, но, думаю, Дроссель с радостью согласится, - жнец тепло улыбнулся, чтобы смягчить свой отказ сразу же приунывшей Эмили. Кукла тем временем взяла в руки платье, чтобы переодеть девочку, но Уильям отрицательно покачал головой.
- Эмили, платье оденешь, когда выздоровеешь, сейчас у тебя постельный режим, - обратился к девочке жнец. Та вздохнула, но платье послушно отложила. - Надо сказать Дросселю, чтобы сшил тебе пижаму.

0

66

Идя по ступеням, кукольник заметил коробочку с кольцом на полу. Видно, при драке с женщиной она скатилась сюда. Убрав ее в карман, он поспешил вниз. Спустившись в магазинчик, Дроссель тут же увидел своих посетителей. Солидный мужчина с пышными усами и бакенбардами стоял у входа, сжимая в руках весьма дорогу трость из красного дерева. По магазину бегала чудесная девочка с каштановыми волосами и никак не могла определиться, какую куклу она хочет.
- Могу я чем-нибудь вам помочь? - спросил хозяин магазинчика, улыбаясь милой девочке.
Она идеально подходит, чтобы заменить мне испорченную куклу. Он прошелся мимо стеллажей, смотря, куда падает взгляд девочки. Действительно, все куклы были превосходными и уникальными, но каждая могла подойти только одному человеку. И кому попало Кейнс не отдавал свои творения. Наконец палец девочки ткнул в уменьшенную копию той самой куклы в зеленом.
- Ее хочу! - твердо заявила юная мисс, смотря на отца.
Дроссель склонился, беря в руки куклу и аккуратно упаковывая. Ворчащий мужчина рассчитался и протянул дочурке коробку. Совпадение? Вряд ли. Кейнс выглядел довольным, как кот.
- До скорой встречи. - махнул он им рукой.
Эта очаровательная леди и не догадывается, что кольцо с бриллиантом Хоуп теперь находится у нее. Значит, скоро ночью он будет ждать ее возвращения. Безумно счастливый Кейнс решил подняться наверх и проверить, как там Эмили. С кухни пахло теплым молоком, значит, сейчас они пьют лекарство. Войдя в комнату к девочке, Дроссель присел рядом, слегка толкнув Уилла, чтоб тот подвинулся.
- Как чувствует себя моя милая леди?
- Уже получше, - но голос девочки все еще был осипшим. - А ты сошьешь мне пижамку, Дроссель?
Девочка вернула пустой стакан Уиллу, а потом начала прыгать игрушечным слоником по плечам кукольника. Он счастливо улыбнулся, поглаживая ее волосы.
- Конечно, сошью. Уже сегодня ты будешь спать в новой сорочке. - кивнул Кейнс, кладя голову на плечо Уилла. Девочка подползла к ним и обняла обоих своих спасителей.

0

67

Уильям вздрогнул от неожиданности, когда голова кукольника легла ему на плечо, и тут же попытался отодвинуться, но в этот момент Эмили обняла обоих мужчин, и попытка жнеца уйти от прикосновения не увенчалась успехом.
- Хочу поскорее выздороветь… - немного невнятно пробормотала девочка, уткнувшись в воротник Спирса.
- Тогда, юная леди, возвращайтесь обратно под одеяло и засыпайте, - погладив малышку по худенькой спинке, Уильям осторожно отстранился. – Сон лучшее лекарство. Тем более что ты и так уже хочешь спать.
Девочка и впрямь выглядела сонной, хотя и пыталась бороться со сном, явно подражая жнецу, чем вызвала у того улыбку. Уильям коснулся ладонью горячего лба малышки. Температура продолжала держаться, но уже была немного ниже, чем вчера. Это сказывалось даже на более оживлённом поведении Эмили. Девочка послушно улеглась обратно на подушку и закрыла глаза. Спирс заботливо подоткнул одеяло со всех сторон и бесшумно поднялся на ноги, жестом делая Дросселю знак, чтобы тот тоже вышел из комнаты.

0

68

Дроссель погладил голову малышки с улыбкой укрывая ее пледом. Да, ей сейчас нужно как можно скорее выздороветь, чтобы можно было с ней играть и гулять.
- А сказку не хочешь? - поинтересовался Кейнс.
- Хочу, очень-очень. - сонно пробормотала девочка.
Кукольник тут же возликовал. Он стал думать, какую же историю рассказать девочке. Несомненно, стоило бы узнать их как можно больше, чтобы каждую ночь рассказывать их Эмили. Сейчас же он решил остановиться на одной балладе, которую слышал уже не раз.
- Из вереска напиток забыт давным-давно, а был он слаще меда, пьянее, чем вино. В котлах его варили и пили всей семьей малютки-медовары в пещерах под землей. Пришел король шотландский, безжалостный к врагам. Погнал он бедных Пиктов к скалистым берегам. На вересковом поле, на поле боевом... - Уильям шикнул на Дросселя, чтобы тот заканчивал, поскольку девочка уже крепко спала.
Кукловод нагнула и прикоснулся губами к ее лбу, а затем вышел. Спирса он нашел в мастерской, он сидел на кресле и читал газету, которую принесли сегодня утром. Кукольник заглянул к нему через плечо.
- Что пишут интересного? - безразлично скользнув взглядом по фотографиям, кукольник присел на стол.
Его взгляд упал на торчащую голову куклы из-под кресла, на котором сидел жнец. Так, надо ее убрать, надоела мне эта рухлядь. Кейнс схватил голову за волосы и закинул подальше в свою кладовую, чтобы не мешалась. Ну вот, делать было нечего, поэтому Дроссель принялся шить для Эмили ночную сорочку. Он решил выбрать нежный голубой цвет с белыми кружевами. Улыбаясь, и мурлыкая песенку, он стал быстро работать ножницами и иголкой.

0

69

- Пока что не попалось ничего заслуживающего внимания. Обычные великосветские сплетни, - отозвался Уильям, скользя глазами по заголовкам и шелестя страницами в поисках статьи, которую действительно стоило почитать. - Кстати, блинчики получились очень даже вкусными, - жнец бросил на что-то шьющего Дросселя задумчивый взгляд поверх газеты. – Ты молодец, не думал, что у тебя есть опыт ещё и в кулинарии.
Неожиданно Дроссель так увлёкся заботой о девочке, что теперь его приходилось оттаскивать от неё за шиворот, но, надо было отдать тому должное, справлялся со своей новой ролью кукольник очень даже успешно. Было интересно наблюдать, как Кейнс ведёт себя по отношению к малышке, которую ещё вчера хотел убить. Всё-таки было в Эмили что-то такое, что смогло расположить к себе кукольника, и искренне хотелось верить, что привязанность к невинному созданию поможет разбудить спящую в кукольном теле душу.
- Хотя, думаю, Эмили тоже умеет что-то готовить, - Спирс сложил газету и, поднявшись из кресла, бросил её на столик. – Ну и каково это – заботиться о ком-то? - жнец с интересом взглянул на кукольника. - И я помню, ещё ты говорил что-то про магазин.

0

70

Дроссель даже выронил ножницы, когда его стряпню похвалили. Неужели у меня получается? У меня получается! Он ликовал. Даже и не представлял раньше, как же может быть здорово, когда у тебя появляется какая-то цель, своя собственная, а не приказ лорда. Вот, что значит, наверное, когда есть свободное время.
- Рад, что вам понравилось. Я обещаю что-нибудь еще сделать, как только научусь. Кулинария - это такое же создание, только специфическое, требующее особого подхода. Когда-то я занимался фигурками из глины, мне это очень напомнило приготовление нужного по твердости и пластичности материала, который потом нужно обжечь в печи...
Дроссель вернулся к шитью, погрузившись в ностальгические воспоминания о всех куклах, которых он делал. Непременно вдохновение приходило к нему ночью, особенно, если в гости к нему заглядывала луна сквозь тонкие занавески в мастерской. Да, и мастерские он тоже меня уже не единожды. Но к этой он привязался особенно. Благодаря Эмили он ощущал, как это место становится его настоящим домом - где тепло и уютно.
- Когда она поправится, мы, непременно, станем готовить вместе. И еще играть. - улыбнулся Дроссель, отворачиваясь. Почему-то он чувствовал некое смущение.
Скорее всего, непривычно ощущать столько эмоций, а тут еще неожиданные теплые чувства к девочке. Да, кукольник очень привязался к ней и относился еще более трепетно, чем к любому своему творению. Вспомнив про магазин, Кейнс достал из ящичка стола мешочек с деньгами и положил на стол.
- Да, я просил тебя сходить за продуктами, ибо их почти совсем не осталось - немного молока да яиц. И купи чего-нибудь вкусного, дети любят это. - промурлыкал Дроссель с какой-то небывалой заботой в голосе, ранее не присутствовавшей в нем.
Опять засмущавшись, он сделал вид, что усердно пришивает рюшки к сорочке. Она, в принципе, была уже почти готова, оставались лишь несколько деталей.

0

71

- Рад, что вам понравилось. Я обещаю что-нибудь еще сделать, как только научусь. Кулинария - это такое же создание, только специфическое, требующее особого подхода. Когда-то я занимался фигурками из глины, мне это очень напомнило приготовление нужного по твердости и пластичности материала, который потом нужно обжечь в печи...
- Интересное у тебя сравнение, - хмыкнул Уильям, подходя к окну, за которым уже рассвело, и глядя на заснеженную улицу.
- Когда она поправится, мы, непременно, станем готовить вместе. И еще играть, - продолжал тем временем кукольник.
- Уверен, она сможет многому тебя научить, - Уильям повернулся к Дросселю, поправляя очки на переносице. Интересно, а заметил ли сам кукольник начавшие происходить в нём перемены? И, что самое удивительное, они происходили очень быстрыми темпами. Возможно, Кейнсу помогали утраченные воспоминания о прежней, человеческой жизни. Уильям невольно задумался, а каким человеком был кукольник?
- Да, я просил тебя сходить за продуктами, ибо их почти совсем не осталось - немного молока да яиц, - между тем повторил свою просьбу Дроссель, отрывая жнеца от его размышлений. - И купи чего-нибудь вкусного, дети любят это, - подумав, добавил кукольник, в голосе которого слышались заботливые нотки, что вызвало у Спирса мысленную улыбку.
- Хорошо, схожу, - кивнул Уильям, беря мешочек с деньгами и мысленно составляя список необходимых продуктов. - Не буди Эмили, сейчас ей нужно как можно больше спать, - взгляд жнеца упал на почти готовую ночнушку, и Уильям не сомневался, что кукольник не устоит перед искушением как можно скорее порадовать девочку новым подарком. - Я скоро вернусь.
С этими словами Уильям вышел из мастерской. Спустившись вниз, он снял с вешалки пальто и быстро оделся. На всякий случай ещё раз проверив наличие денег, жнец вышел на улицу и вскоре затерялся в толпе.

Поход по магазинам затянулся надолго, покупателей неожиданно оказалось много и приходилось выстаивать приличные очереди, чтобы купить тот или иной товар. Прошло не менее двух часов, прежде чем замёрший Уильям вернулся в магазинчик кукольника.
- Ненавижу холод… - пробормотал он, входя  тёплое помещение.

Отредактировано William T. Spears (2011-01-28 00:32:56)

+1

72

Дроссель кивнул, слушаясь Уилла. Не будить, так не будить. Как бы запомнить все нюансы, связанные с заботой. Когда он закончил сорочку, к нему подошла Дороти. Кейнс довольно улыбнулся - она всегда появлялась вовремя.
- Сейчас мне нужна твоя помощь. Пойди и приберись на кухне, чтобы все было чисто. - распорядился он и погладил ее по волосам.
Куколка весело направилась выполнять поручение. На этот раз кукольник был уверен, что она сделает все, как положено, ведь это Дороти.
Тем временем Дроссель спустился в магазинчик, чтобы проверить, не появились ли новые посетители. Звонок колокольчика раздался как раз тогда, когда хозяин спускался по лестнице. Это была небольшая группа ребятишек, позади них стояла загнанная воспитательница. Должно быть, это дети из приюта вышли на прогулку. Дроссель ощетинился, вспоминая, как Уильям хотел отдать им Эмили. Однако он ничего не сказал, лишь тенью встал в углу, наблюдая за детьми.
- Угомонитесь. Просто посмотрите, но не трогайте ничего! - возмущенно протерла запотевшие с мороза очки воспитательница.
Дети просто ходили, открыв рты, разглядывая восхитительных кукол. Внимание кукольника привлекла самая маленькая девочка. На вид ей было года четыре, а, может, и пять. У нее были короткие черные волосы, слегка вздернутый вверх носик, пухленькие щечки и необыкновенные васильковые глаза. Она неторопливо ходила туда-сюда, пока ее взгляд не упал на шарманку. Задумчиво склонив голову на бок и засунув палец в рот, девчушка разглядывала сию музыкальную штуку. Чем-то она заинтересовала Дросселя, он подошел к ней, аккуратно начиная вращать ручку шарманки, и в следующий миг магазинчик наполнила всеми известная мелодия. Девочка сперва удивленно смотрела на странного дядю, а потом радостно заулыбалась. Дети уже согрелись и насмотрелись на чудесные игрушки, поэтому воспитательница извинилась и поспешила увести их дальше.
- Постой. - бросил он вслед той черноволосой девочке. - Как тебя зовут?
- Бэтти. - тихо проговорила девчушка и смущенно опустила взгляд.
Кейнс хмыкнул, внимательно оглядывая соседнюю полку, а потом встал на цыпочки, чтобы достать с самой верхней полки замечательного плюшевого медведя. Он подошел поближе к Бэтти, присел на корточки и отдал ей игрушку.
- Это тебе. Скоро уже будут праздники, а это подарок от меня. Своей строгой воспитательнице скажешь, что Дроссель подарил. - он потрепал ее по волосам, отпуская на улицу к ждущей ее группе.
- Ух ты, он такой мягкий! - обрадовалась девочка. - Я вам тоже тогда хочу оставить подарок!
Девочка увидела листок бумаги и карандаш, забралась на высокий стул и стала что-то рисовать. Дроссель хотел напомнить Бэтти, что ее ждут, но, когда открыл дверь магазинчика, никого не обнаружил. В ужасе Кейнс выбежал на улицу, но она была пуста, не считая двух беседующих мужчин. Добежав до одного конца улицы, а потом до другого, но так никого не найдя, кукольник вернулся в магазин. Девочка уже закончила рисовать и показала ему рисунок - два человечка и большуший медведь держатся за руки(лапы). Понимая, что опять нашел себе лишние проблемы, Кейнс стукнул себя рукой по лбу, вяло улыбнувшись девочке, которая тискала мишку. Вновь зазвенел звоночек, Дроссель обернулся в надежде, что это вернулась растяпа-воспитательница, но это вошел замерзший Уильям. Резко метнувшись к столу, загораживая девочку, кукловод невинно улыбнулся.
- Все купил, ничего не забыл?

0

73

- Все купил, ничего не забыл? – это было первое, о чём спросил Уильяма кукольник, когда жнец вошёл в магазинчик.
- Ты не называл мне ничего конкретного, что я должен был купить, - немного раздражённо отозвался Спирс, чьё настроение оставляло на данный момент желать лучшего. – Так что я ничего забыть не мог.
Стоявший у прилавка кукольник дёрнулся, а затем замер неподвижно, не сводя глаз со жнеца, и такое повышенное внимание не могло не броситься в глаза.
- Могу я узнать, в чём дело? – поинтересовался Уильям, вешая пальто и шарф на вешалку и поворачиваясь к кукольнику. Ответом ему была странная, явно натянутая улыбка, что ещё больше укрепило подозрение жнеца о том, что случилось что-то неладное. Но ведь когда мужчина уходил, всё было в порядке. Спирс нахмурился, пытаясь понять, что послужило причиной такой внезапной перемены в Дросселе. На ум приходило только одно объяснение. – Что-то… с  Эмили?
Уильям моментально оказался рядом с Кейнсом и, схватив его за плечи, хорошенько встряхнул. Но тут краем глаза он увидел истинную причину странного поведения Дросселя, которую тот явно пытался спрятать за своей спиной.
- Что?.. – Уильям отпустил кукольника и выпрямился. Рост жнеца позволил ему без проблем заглянуть за плечо Дросселя и увидеть сидящую на стуле в обнимку с плюшевым медведем девчушку лет на 5 младше Эмили. Тёмные брови недоумённо сошлись на переносице.
- Кто это? – шёпотом, чтобы не пугать не заметившую его появления девочку, которая в этот момент увлечённо тискала игрушку, спросил жнец. – И где её родители?
Помимо малышки, Дросселя и самого Уильяма в магазинчике никого не было.

Отредактировано William T. Spears (2011-01-28 02:08:42)

+1

74

Видно, сегодня у жнеца выдалось не очень хороший день, раз он сразу начал ворчать. Не дай бог он заметит... черт, поздно. Уильям мгновенно заподозрил что-то неладное, так что Дроссель ничего не мог поделать. Спина у кукловода была не настолько необъятная, чтобы скрыть ребенка от подошедшего вплотную Спирса. Вжав голову в плечи, Кейнс понял, что сейчас ему вновь влетит.
- Я не... - начал было он, но тут девочка подняла голову, заметив нового мужчину, а потом крепко обхватила кукольника.
- Кто это? Он похож на злых дядей, которые приходят каждую неделю к нам и требуют какие-то бумажки. - казалось, девочка расплачется.
В панике, Дроссель дотянулся до шарманки и стал играть мелодию, чтобы девочка успокоилась. Для этого пришлось улечься на стол, чтобы дотянуться до ручки инструмента. Повернув голову лицом назад, чтобы посмотреть на Уилла, кукольник вскинул брови вверх.
- Я не знаю, все само получилось. Пришла группа из... приюта, - я презрением выговорил хозяин магазинчика, - А потом мне захотелось порадовать эту милую девочку, я подарил ей медвежонка, а она захотела нарисовать мне картинку... а когда я выбежал, никого не было на улице!
Девочка успокоилась, Дроссель вернул голову на место, а Бэтти забралась ему на шею. Под грозным взглядом Ти Спирса можно было прямо расплавиться. Девочка егозила, поэтому Кейнс перехватил ее в руки, чтобы она не упала. Она радостно примеряла его цилиндр, потом кинула его на стол и стала лохматить голову.
- Я не знаю, куда идти, в какой приют... Сколько их по Лон... - договорить Дроссель не успел, так как что-то громко чпокнуло, а потом девочка заплакала. Усадив ее на стол, кукольник посмотрел на плачущую девочку. Она сжимала в руках... его ухо! Схватившись за голову и не обнаружив у себя правого уха, Дроссель закатил глаза и с протяжным воем рухнул плашмя на пол, смотря перед собой в одну точку, а на лице застыло выражение полнейшего ужаса. Бэтти подумала, что с ней играют, и перестала плакать, а затем и вовсе громко рассмеялась на весь магазинчик.

Отредактировано Drossel Keins (2011-01-28 02:33:26)

0

75

Помощи от лишившегося уха Дросселя было мало, кукольник распластался на полу, воя от ужаса. Уильям с трудом удержался от искушения хорошенько приложить его секатором, но Кейнсу и так пришлось не сладко. А ещё надо было решить возникшую проблему с неожиданно свалившейся им на головы девочкой. Уильям перевёл взгляд на смеющуюся малышку и вздохнул. Та в свою очередь перестала смеяться и теперь смотрела снизу вверх на высокого хмурого дядю.
- Где ты живёшь, милая? – жнец присел перед девочкой на корточки и посмотрел в её васильковые глаза.
- В приюте, - ответила она, в свою очередь глядя на Спирса и втянув голову в плечи. Судя по всему, строгий вид жнеца её пугал.
- В каком именно? – продолжал допытываться Уильям, надеясь, что та сразу скажет название приюта, чтобы можно было отвести её туда. Но малышка наморщила лобик и задумчиво уставилась в потолок, приложив маленький пальчик, выглядывающий из порванной перчатки, к приоткрытым губкам.
- Не знаю, - наконец ответила она, тут же шмыгнув носом, а васильковые глаза подозрительно заблестели. Кажется, до девочки дошло, что она осталась одна, и магазинчик огласил громкий рёв.
- Тише, не плачь, - успокаивающе проговорил Уильям и осторожно, чтобы не напугать девочку, обнял её за плечи, попутно вынимая из детских пальчиков ухо кукольника и незаметно кладя его в карман. – Всё будет хорошо, ты вспомнишь, где живёшь, и я отведу тебя туда.
В этот момент громко звякнул дверной колокольчик, и в магазинчик вбежала запыхавшаяся молодая женщина, судя по всему, та самая воспитательница, что приходила в магазин незадолго до возвращения Уильяма.
- Бэтти, негодница! – взгляд воспитательницы сразу упал на заплаканного ребёнка. – Да как ты посмела сбежать! Останешься сегодня без ужина! – она подскочила к девочке и, ухватив за локоть, рывком сдёрнула её стула. Та расплакалась пуще прежнего. – И не смей плакать, маленькая мерзавка! Сама виновата! Что сказали бы твои покойные родители о твоём поведении?
- Прошу прощения, госпожа, - вмешался Уильям, возмущённый таким обращением с ребёнком. – Но вы сами недоглядели, что девочка отстала от вас. 
- Эта негодяйка уже не первый раз пытается сбежать,-  женщина перевела чопорный взгляд на Уильяма. – Прошу прощения, что она доставила вам беспокойство, всего доброго, - с этими словами воспитательница схватила девочку за руку и выволокла на улицу, с грохотом захлопнув за ними обоими дверь. А плюшевый медведь, которого перепуганная малышка выронила, остался сиротливо лежать на грязном полу.

Отредактировано William T. Spears (2011-01-28 14:12:20)

0

76

Дроссель жалобно выл на полу, не в силах подняться с него. Оно все-таки оторвалось! Я чувствовал, что после того, как меня починили, оно как-то странно выглядело. Нет, я теперь испорчен и Эмили не будет играть со мной! Внезапно дверь распахнулась, зазвенел колокольчик, а Кейнс изогнулся и посмотрел на вошедшего - знакомые старомодные туфли, выглядывающие из-под серой безвкусной юбки, свисающая неравномерно шаль... Вернулась недотепа-воспитательница. Дроссель с тяжким вздохом поднялся на ноги, пытаясь отыскать взглядом свое ухо. Но тут женщина подхватила девочку на руки и развопилась на весь магазин, отчитывая ее, что у кукольника загудело в голове эхо. И Уильям хотел отдать туда Эмили!? Он смотрел на женщину прищурившись, так и не успев вставить ни единого слова, как она быстро умчалась из магазина. Лиловые глаза смотрели на детский рисунок, оставленный на столе, и на сиротливого медвежонка, которого от страха выронила девочка. Гнев вскипел внутри кукловода, и только суровый взгляд Уилла сдержал его от мысли прикончить эту даму.
- Где мое ухо? - хрипло спросил Кейнс. Уилл указал на карман, и хозяин магазина вылетел на улицу, по пути подхватив медведя с пола.
На этот раз эта клуша далеко не ушла - как раз он успел уловить ее силуэт на краю улицы. Широким шагом он быстро сократил расстояние между ними. Дамочка смотрела по сторонам, чтобы не перебежать случайно дорогу какому-то экипажу, как вдруг почувствовала, что странная сила охватила ее шею и запястья. Ноги так же не слушались, так что она не могла даже повернуть головы.
- Кто вы такая, чтобы называть себя воспитательницей? В вашей душе столько мерзости, что даже мне противно находиться рядом с вами. - Дроссель говорил из-за ее плеча, подмигнув девочке, чтобы та не испугалась. Но Бэтти, напротив, смотрела на кукольника огромными удивленными глазами, с интересом ожидая продолжения. - Если эта девочка не получит свой ужин, я непременно об этом узнаю, и тогда...
Кейнс сдавил нити на шее женщины, что она захрипела. Тем временем, он обошел ее, ласково потрепал по волосам и вернул ее плюшевого мишку. Переведя взгляд на воспитательницу, его лиловые глаза стали отнюдь не добрыми.
- И запомните, это касается каждого ребенка. Не смейте даже в мыслях их оскорблять. Бэтти задержалась случайно, а вы могли бы сразу пересчитать всех своих подопечных, а не проявлять рассеянность. И да, этот мишка - личная собственность девочки, не думайте даже его забирать у ребенка.
Перепуганная женщина судорожно кивнула, когда Дроссель ослабил нити. Насмешливо поклонившись и приподняв цилиндр, Кейнс убрал нити от женщины, и удалился. Женщина еще немного постояла, а потом медленно побрела дальше, бестолково смотря перед собой.
- London Bridge has falling down,
Falling down, falling down,
London Bridge has falling down,
My fair Lady.

Кукольник довольно пропел песню, вернувшись в свой магазинчик. Уильям еще стоял внизу, разглядывая рисунок. Кейнс мгновенно нахохлился, сердито смотря на жнеца.
- Неужели ты хотел отдать Эмили в это место? Ты в своем уме? Да чтобы я теперь согласился на такое? тебе придется меня убить... - недовольно повысил он голос. - И, пожалуйста, пойдем со мной в мастерскую, пришьешь мне ухо, сам я не справлюсь.
Не дожидаясь ответа, кукловод стал подниматься по лестнице на второй этаж.

Отредактировано Drossel Keins (2011-01-28 14:31:46)

0

77

Уильям проводил выскочившего на улицу с плюшевым медведем в руках Дросселя обеспокоенным взглядом. В лиловых глазах кукольника явственно читалась ярость, адресованная безответственной женщине, которая срывала злость за свою собственную некомпетентность на подопечных. Оставалось только надеяться, что Кейнс в пылу гнева не убьёт нерадивую воспитательницу.
Оставшийся в одиночестве Уильям перевёл взгляд на оставленный девочкой рисунок. Да, нарисован он был не ахти как, но каждая линия буквально была пронизана искренним детским желанием отблагодарить кукловода за неожиданный подарок и сделать ему приятное в ответ.
«И как он может превращать детей в марионеток?» - Уильям покачал головой. В этот момент весело звенькнул колокольчик над дверью и в магазинчик вошёл кукольник. Дроссель вернулся явно довольный и без игрушки, которая, судя по всему, вернулась к своей юной владелице, но, стоило ему увидеть Уильяма, как улыбка мгновенно исчезла с его лица, словно её и не было.
- Неужели ты хотел отдать Эмили в это место? Ты в своем уме? Да чтобы я теперь согласился на такое? тебе придется меня убить... – не скрывая своего недовольства, громко сказал кукольник. - И, пожалуйста, пойдем со мной в мастерскую, пришьешь мне ухо, сам я не справлюсь, - тут же добавил он.
- Не смей повышать на меня голос, - тут же огрызнулся Уильям, кладя рисунок на стол и догоняя поднимающегося по лестнице кукольника. – Если бы ты внезапно не решил оставить Эмили у себя, мне бы пришлось отдать её в приют. С собой забрать я её не мог, смертным не место в мире жнецов. И я понятия не имею, как пришить тебе ухо.

Отредактировано William T. Spears (2011-01-28 17:52:16)

+1

78

Кейнс вздохнул - как стучать по голове секатором жнец знает, а пришивать уши не умеет. И куда это катится мир? Пока Уилл поднимался за ним следом по лестнице, кукольник тихонечко заглянул в комнату Эмили, чтобы проверить, не разбудили ли ее вопли внизу. Но нет, ребенок спал крепко и сладко. Притворив дверь, он вернулся в мастерскую, достал из ящика стола какую-то коробочку, отмотал немного ниток, похожих на его нити марионеток, и вдел в ушко длинной тонкой иглы. Она походила на жало и, скорее всего, о ее кончик можно было здорово уколоться. Дроссель подошел к Спирсу, протягивая ему иголку с ниткой.
- Совсем шить не умеешь? Все предельно просто - делай частые мелкие стежки пока не пришьешь ухо к голове. Я еще упрочню его клеем, ты только осторожнее, не хотелось бы ходить с криво пришитым ухом. - скривился кукловод.
Отобрав свое драгоценное ухо у жнеца, он смазал его клеем, стоящим на соседнем столе, а потом прикрепил к голове. Придерживая его правой рукой, кукольник сел на стол и повернулся правым боком к Ти Спирсу. Да, судя по тому, что тот никак не мог найти удобное положение, чтобы подойти к сломанному Кейнсу, шить он никогда не шил. По крайней мере уши не пришивал.
Терпеливо сидя на столе, Дроссель даже ни разу не шелохнулся. Конечно, ему же не хотелось ходить с криво пришитым ухом! Посмотрев на срезанную прядь волос - еще тогда, в ту самую ночь, когда они боролись за девочку, кукловод томно вздохнул - что ж такое, в последнее время его все так и норовят испортить. Надо было той даме тоже в отместку ухо оторвать, чтобы все честно было.
- Ну что там? - просил он, когда заметил, что жнец как-то притих.
Из кухни вышла Дороти и с интересом стала наблюдать за происходящим. Кейнс фыркнул, отводя от нее взгляд. Куколка же, пряча улыбку, решила прибраться пока и в мастерской - после нашествия мисс Ферроуз тут так ничего и не убрали. Дроссель едва не кивнул в знак одобрения, но вовремя вспомнил, что ему еще штопают милое ухо и замер, покорно ожидая окончания починки.

0

79

- Совсем шить не умеешь? - судя по всему, кукольнику верилось в это с трудом. Но ничего, Уильям успеет доказать ему обратное. - Все предельно просто - делай частые мелкие стежки, пока не пришьешь ухо к голове. Я еще упрочню его клеем, ты только осторожнее, не хотелось бы ходить с криво пришитым ухом, - подобная перспектива заставила Дросселя скривиться.
- Совсем не умею, представь себе, - холодно отозвался Спирс, забирая иголку из пальцев кукольника и глядя на неё с откровенной враждебностью. – Я жнец, а не портной, так что шитьё вне моей компетенции, прости уж.
Кукольник тем временем удобно устроился на столе и повернулся к Уильяму повреждённой стороной. Спирс вновь неприязненно посмотрел на иголку, затем на приклеенное ухо, и, мысленно выругавшись, принялся за дело. Труднее всего было сделать первый стежок, но вот дальше дело пошло веселее, хоть и медленно. Дроссель сидел спокойно, стоически перенося процедуру. И хотя ему вряд ли было больно, Уильям сомневался, что Кейнс испытывает что-то отдалённо напоминающее приятность.
- Ну что там? – после долгого молчания заговорил кукольник. В его голосе отчётливо слышалось нетерпение.
- Шью, - коротко ответил Уильям, стараясь действовать иголкой как можно аккуратнее. – Немного осталось.

0

80

Дроссель кивнул, покорно дожидаясь окончания процедуры. Не любил он ломаться, неприятно как-то становилось от таких мыслей, но сейчас Кейнс был рад, что рядом оказался Уильям, поскольку самому себе очень неудобно пришивать уши, а куклам он такого бы не доверил. Даже Дороти. Кукольник стал намурлыкивать свою песню, отчего куколка стала убираться куда активнее и веселее.  Кейнс с нетерпением ожидал конца починки, поскольку хотелось разглядеть как следует в зеркало свое несчастное ухо.
- А что это вы тут делаете? - мужчины и не заметили, как Эмили встала с постели и тихонько прокралась к ним.
Дроссель дернулся, за что получил по лбу. Нетерпеливо заерзав, он посмотрел на Дороти.
- Пойди, переодень ее в новую ночнушку. - куколка кивнула и увела Эмили в спальню. - Чего она вскочила? Ей стало лучше или что-то случилось?
Спирс был предельно сосредоточен и не сразу ответил Кейнсу. Когда ножницы щелкнули, отрезая нить, кукольник тут же спрыгнул со стола, подбегая к зеркалу. Да, благодаря нитям ничего заметно не было, но вот его меткий глаз, как истинного профессионала, отметил некоторые кривые стежки. Придирчиво цыкнув, он пробурчал что-то в благодарность и поскакал проверять Эмили. Та уже стояла на кровати в новой одежке и крутилась, чтобы рассмотреть себя.
- Тебе нравится? - Кукольник присел на кровать.
- Ой, очень! Я даже сразу себя лучше почувствовала... и еще я проголодалась. - девочка повисла на его шее и поцеловала щеку. - А что с твоим ухом?
- А что, заметно? - запаниковал Дроссель.
- Не-а, я ничего не вижу ,просто заметила, как Уилл что-то там шил. - хихикнула девочка.
- Ну, тогда хорошо. Посиди пока с Дороти, а мы с Уильямом приготовим тебе что-нибудь на обед.
Кейнс приподнял девочку, опустил на кровать и вышел. Спирс как раз намеревался зайти в комнату к Эмили, но кукловод схватил его за галстук и потянул в другую сторону.
- Он проголодалась, пошли, сообразим что можно приготовить! - усмехнулся он, вновь ловя сердитый взгляд жнеца.
Попав на кухню, Дросель сразу стал с интересом копаться в сумках с едой, ища что-нибудь интересное.

Отредактировано Drossel Keins (2011-01-28 18:31:33)

0

81

- Спросим – узнаем, - отозвался Уильям, заканчивая пришивать ухо и теперь придирчиво разглядывая результат своих трудов. Вышло, конечно, не идеально, но и не так ужасно, как могло бы быть, учитывая, что подобным делом жнецу ещё заниматься не доводилось. Стоило Уильяму перерезать ножницами нить, как Дроссель тут же метнулся к зеркалу. Судя по короткому «Спасибо», кукольник остался относительно довольным в итоге – всё-таки Спирс умудрился пришить ухо ровно.
Ещё раз крутанувшись перед зеркалом, Кейнс умчался в направлении комнаты Эмили, а Уильям спустился на первый этаж, где оставил сумки с покупками. Отнеся продукты на кухню, жнец пошёл узнать, что понадобилось девочке, но в дверях столкнулся с кукольником, который ухватил Спирса за галстук и потянул за собой.
- Она проголодалась, пошли, сообразим, что можно приготовить!
- Я тебе что, нянька, воспитатель и повар в одном лице? – возмутился жнец, отнимая галстук у Дросселя и мысленно клянясь, что выкинет эту раздражающую его красную удавку, которая не понятно за какие заслуги носила гордое название «галстук», при первой же возможности. – Учись сам всё делать, раз уж ребёнка на воспитание взял. Я же не буду рядом постоянно.
Кухня встретила обоих мужчин ослепительной чистотой. Кто-то в их отсутствие явно постарался придать помещению опрятный вид. Дроссель первым делом метнулся к оставленным на столе сумкам с продуктами и тут же начал копаться в них, чем вызвал у Уильяма стойкую ассоциацию с ребёнком, который ищет обещанный подарок среди вороха прочих вещей.
- Дроссель, ты кроме блинчиков, умеешь что-нибудь ещё готовить? – поинтересовался мужчина, ставя кастрюлю с водой на огонь и отбирая у кукольника сумки, чтобы выложить покупки.

0

82

Кукольник вздохнул, отходя от пакетов, суя нос в кастрюлю с водой. Его любознательность была полезной, но иногда все же стоило быть более осторожным. Хмыкнув, он посмотрел на Уилла.
- Кроме блинчиков? Да что угодно, только за результат не ручаюсь. - да, а на самом деле этим надо не шутить, а учиться. А то Ти Спирс не оставит ему девочку. - А ты что планируешь сделать с этой кастрюлей?
Судя по тому, что в сумке много было какой-то разной всячины, которой  Кейнс пока не знал. Судя по всему, это все добавляется в воду. Когда кукольник хотел кинуть не чищенную грушу целиком в кастрюлю, ему вновь влетело. обиженно засопев, кукловод пошел вновь рыскать по пакетам. Нет, ничего нового в них не появилось и никаких мыслей по их поводу тоже. Когда вода закипела, Дроссель по просьбе Спирса поднес ему какой-то пакетик.
- Что еще за "овсянка"? - пробубнил он, читая название и протягивая пакетик жнецу.
Смотря на падающие овсяные хлопья, Дроссель сравнил почему-то их со снегом. Уилл попросил его почистить фрукты и кукольник попытался сделать это, как понял. Ну, вроде бы даже что-то и получилось.М-да, шитье мне больше по душе, чем готовка... а почему она не может питаться одними блинчиками?
- Я отлучусь, посмотрю, что в магазине творится. - Дроссель быстро отложил грушу и спустился вниз. Все было тихо и спокойно. За окошком вновь падал снег, ходили туда-сюда люди... Подойдя ближе к окну, кукольник стал смотреть на прохожих. Его внимание привлек молодой мужчина с девочкой лет девяти-десяти. Совсем, как Эмили. Отец и девочка о чем-то оживленно беседовали, а потом счастливо обнялись. Было в этом что-то теплое и семейное, что затронуло душу кукольника. Хотелось бы и ему так же. Интересно, назовет ли когда-нибудь меня Эмили папой? Спохватившись, что Уилл остался надолго один, Дроссель поспешил подняться наверх в кухню, чтобы посмотреть, как идет процесс готовки обеда.

0

83

- Кроме блинчиков? Да что угодно, только за результат не ручаюсь.  А ты что планируешь сделать с этой кастрюлей? - Дроссель сунул свой любопытный нос в кастрюлю, явно надеясь увидеть там что-то интересное.
- Дождаться, когда вода закипит, - ответил Уильям, заливая фрукты в тазике водой. – Будь добр, достань из сумки светло-коричневый пакет. Дроссель тут же поспешил выполнить поручение, с воодушевлением разгребая содержимое пакетов.
- Что еще за "овсянка"? – прежде чем передать найденный пакет жнецу, он прочёл надпись на приклеенной к плотной бумаге этикетке.
- Овсяная крупа, - мужчина закончил мыть фрукты и, взяв из рук Дросселя пакет, засыпал его содержимое в кипящую воду. – Не будешь же ты кормить Эмили одними блинами? Почисть и порежь фрукты, пожалуйста.
Терпения у кукольника хватило лишь на минуту. Даже удивительно, что он смог приготовить блинчики, где сам процесс был гораздо труднее и не шёл ни в какое сравнение с тем, чтобы просто порезать фрукты.
- Я отлучусь, посмотрю, что в магазине творится, - Дроссель торопливо отложил изрезанную грушу и исчез, оставив жнеца готовить еду в одиночестве, чем вызвал у последнего раздражённый вздох. Робкий стук в дверь отвлёк Уильяма от готовки. Подняв голову, он встретился взглядом со стоящей на пороге Эмили, которая, добившись внимания к себе, чуть застенчиво улыбнулась.
- Юная леди, почему ты не в кровати? – Уильям отложил нож в сторону и, торопливо вытерев руки о кухонное полотенце, подошёл к девочке.
- Мне скучно одной, - пожаловалась малышка. – Можно я побуду с вами, сэр?
- Вообще-то тебе сейчас лучше соблюдать постельный режим, - покачал головой жнец, но встретившись с умоляющим взглядом девочки, сдался. – Хорошо, но недолго.
- А можно я помогу? – воодушевлённая разрешением остаться, Эмили прошла и забралась на стул. – Я умею немного готовить!
- Только будь осторожна, договорились? – Уильям пододвинул к девочке разделочную доску, на которой лежала разрезанное пополам яблоко. Та просияла и тут же принялась за дело. - Ты молодец, милая, - Уильям внимательно наблюдал, как Эмили аккуратно режет фрукт на ровные кубики.

0

84

Дроссель услышал голоса на кухне и понял, что Эмили пришла к ним. Взгляд кукольника упал на стоящие кожаные башмачки на самом верху шкафа. Подпрыгнув, чтобы достать их, Кейнс с улыбкой прижал к себе обувь. Он тихонько скользнул к беседующим жнецу и девочке, сходу сразу обувая девочку. Те старые ее ботинки не нравились идеалисту-Дросселю, тем более эти поновее. На его лице заиграла улыбка, и он обнял девочку, как папа на улице свою дочь. Вернее, попытался вложить в эти объятия все свои чувства к ней. Только его улыбка продлилась недолго - Уилл явно намекал сердитым взглядом, что бы тот помог ему готовить.
- Как ты себя чувствуешь, Эмили? - спросил кукловод, отбирая у девочки нож и продолжая кромсать фрукты.
- Уже получше. А можно мне сегодня Уильям сказку расскажет? А то он еще не рассказывал! - девочка перевела взгляд огромных голубых глаз на жнеца.
Дроссель хихикнул, разрезая вторую грушу. Да, ему тоже захотелось послушать сказку Спирса. Кукольник сложил все порезанные фрукты в одну тарелку и отложил нож. Сегодня ночью все должны крепко заснуть, придется незаметно спеть им песню... Ибо сегодня ночью мне предстоит большая работа - и в моей коллекции появится замечательная новенькая куколка! Он посмотрел в окно, чтобы спрятать блеск в лиловых глазах. Вскоре кухня наполнилась ароматом овсянки. Дроссель наблюдал за девочкой, как она ерзает на стуле, ожидая скорого обеда. Погладив ее по волосам, кукольник тут же сунул свой нос в кастрюлю с кашей, когда Уилл отвернулся. Сухие зерна разбухли и выглядели очень забавно. Поставив две тарелки на стол - для Эмили и Спирса, Кейнс поднес кастрюлю к обеденному столу и с улыбкой зачерпнул кашу. Густая и наваристая, от нее еще шел парок, а уж с фруктами она выглядела поистине так аппетитно, что пальчики оближешь. Завидуя им, Кейнс присел на подоконник, наблюдая, как жнец и девочка обедают. Как здорово, что все так вышло.

0

85

- А можно мне сегодня Уильям сказку расскажет? А то он еще не рассказывал! - Эмили выжидательно посмотрела на жнеца, явно ожидая положительного ответа, и Уильям в который раз убедился, что манипуляторскими способностями природа девочку не обделила – отказать ей было трудно.
- Хорошо, юная леди, будет вам сказка, - жнец приподнял уголки губ в лёгкой улыбке, снимая кастрюлю с огня и добавляя в кашу фрукты. Девочка посмотрела на Спирса сияющими глазами.
Наконец всё было готово. Эмили и Уильям сели за стол, а Дроссель, не нуждающийся в еде, перебрался на подоконник.
- А вы научите меня готовить? – ловко орудуя ложкой, спросила Эмили, с надеждой глядя на жнеца. – Я буду стараться!
- Когда буду навещать тебя, то буду учить, хотя не скажу, что я такой уж хороший повар, - ответил Уильям. – Но, боюсь, это будет не так часто.
- А почему? – девочка удивлённо посмотрела на сидящего напротив жнеца, явно расстроенная его словами.
- Я бываю на Земле не так часто, юная леди, и не всегда могу сказать точно, когда я появлюсь вновь, - Спирс немного виновато улыбнулся. Несколько секунд Эмили непонимающе смотрела на мужчину, а затем рассмеялась.
- Вы говорите так, как будто вы не человек, - наконец сказала она. Уильям прикусил язык, поняв, что сказал лишнее, а Эмили, как ни в чём не бывало, вновь принялась уплетать кашу.

0

86

За окном опять разыгралась непогода. Кажется, возвращаются те буйные ветра, устроившие метель в тот день, изменивший Кейнса. Именно в ту ночь он привел в свой магазинчик жнеца с девочкой. Странно, казалось. Прошло вовсе не три дня, а целый год. Сейчас девочка сидела за столом, активно уплетая обед, совершенно не боясь больше двух мужчин. А ведь сколько страха и ужаса было в тот момент, когда она только увидела их… Присмотревшись, еще можно было заметить на ее запястьях и нежной шейке следы от нитей марионеток. Дроссель чувствовал небольшие уколы совести. Но это не значило, что он прекратит свою работу – приказ лорда никто не отменял. Тем не менее, Эмили стала для него самым близким и единственным важным человеком. Кто знает, может, со жнецом они столкнутся еще не раз в качестве соперников, а вот девочку Дроссель уже ни за что не даст в обиду.
Вновь переведя взгляд в окно, наблюдая за торопящимися людьми, которым было холодно или они спешили по домам, пока не разыгралась метель. Стало заметно темнее, хотя до вечера оставалось еще часа три, но из-за стальных туч смеркалось в два раза быстрее. Кукольник стал внимательно разглядывать носки своих сапог. Интересно, а Эмили любят цирк? Стоит ее сводить как-нибудь туда, ведь все дети просто обожают цирк. Дроссель тоже испытывал какие-то особые чувства к этому месту, покрытому некой тайной. Там будут обязательно слоны, гораздо больше Дроссьяма. Улыбнувшись, Кейнс продолжал слушать беседу Уилла и Эмили, словно рыжий кот, соскучившийся по общению с хозяевами. С каждым часом он чувствовал, как холодеет что-то внутри, поскольку ему вновь предстояло сделать из девочки куклу. И никто об этом не узнает, кукловод постарается. Он отлично помнил, где лежат ключи от всех комнат, в том числе от спальни Эмили. Если понадобится, он их запрет на ночь, ибо в этот раз нельзя оплошать.
- Дроссель, а почему ты не хочешь поесть с нами? – девочка спрыгнула со стула вместе с  ложкой каши.
Кейнс лишь успел недоуменно повернуть голову в сторону Эмили, как она бойко впихнула ему в рот ложку. Закашлявшись, он проглотил кашу, вытаскивая столовый прибор. В его лиловых глазах полыхнул ужас.
- Что теперь со мной будет? – куда попала эта каша? Он даже не ощутил ее вкуса…
- Я что-то не так сделала? – казалось, Эмили сейчас расплачется от досады.
- Нет-нет, все хорошо. Спасибо, просто я не голоден. – Кукольник подхватил девочку на руки и закружился с ней по комнате.
Остается надеяться, что пронесет. Он никогда не ел и не знал, как это отразится на нем. Хоть бы только не сломаться… Задумавшись над этим, он не заметил, как задел ногой ножку стола и грохнулся на пол. Эмили оказалась на нем сверху целой и невредимой. Даже выглядела веселой и хлопала в ладоши.
- Давай еще! – развеселилась она.
- В другой раз, - тряхнул головой Дроссель, садясь на полу  усаживая девочку к себе на колени.

ООС: не удержался и все же накатал)

0

87

День пролетел незаметно. Уильям наслаждался каждой минутой, проведённой в этом магазинчике, ведь уже завтра он вернётся в свой мир и будет лишь издалека наблюдать за жизнью Эмили и кукольника. Так или иначе, но девочка была вполне самостоятельной, чтобы позаботится о себе в том плане, где Дроссель был не у дел.
Рядом с кухней внезапно обнаружилась ванная, и теперь вымытая Эмили сидела на кровати, играя с куклой и Дроссьямом, и тихо что-то им рассказывала. Уильям, время от времени бросая на девочку внимательные взгляды, дабы убедиться, что та ни в чём не нуждается, расположился у окна с книгой в руках. Внезапно выяснилось, что у Дросселя в доме есть весьма неплохая библиотека, и жнец, испросив разрешения у кукольника, на долгое время прочно обосновался там, придирчиво выбирая произведение. Сам хозяин магазинчика обслуживал многочисленных покупателей, которые повалили один за другим после обеда, время от времени поднимаясь наверх, чтобы узнать, как обстоят дела у девочки и Спирса.
- Эмили, тебе уже пора ложиться спать, - Уильям оторвался от чтения и в очередной раз взглянул на часы. Стрелки на циферблате показывали без десяти минут девять. 
- А сказка? – тут же спросила девочка, отвлекаясь от заплетания кукле косичек.
- Раз обещал, значит, расскажу, - жнец улыбнулся, вкладывая в книгу закладку и откладывая её на подоконник. – Какую именно сказку желает услышать юная леди?
- Мммм… Добрую! И с хорошим концом! – кукла тут же была отложена в сторону, а вот Дроссьям прижат к груди.
- Как угодно маленькой леди, - Уильям перебрался на кровать к девочке. – Но прежде чем я начну рассказывать,  ты ляжешь и укроешься одеялом.
Девочка послушно выполнила то, что сказал ей Спирс, и похлопала ладошкой, жестом прося, чтобы тот устроился рядом. Жнец откинулся на высокую деревянную спинку и  с улыбкой взглянул на Эмили. Та, помедлив, осторожно угнездилась под боком мужчины и пристроила голову у него на плече, стоило Уильяму приобнять её за плечи.
- Сказка, которую я тебе расскажу, называется «Хрупкие подарки», - сказал жнец, немного переворачиваясь на бок для большего удобства. – В общем, слушай… Как-то в одно селение пришёл и остался жить старый мудрый человек. Он любил детей и проводил с ними много времени. Ещё он любил делать им подарки, но дарил только хрупкие вещи. Как ни старались дети быть аккуратными, их новые игрушки часто ломались. Дети расстраивались и горько плакали. Проходило какое-то время, мудрец снова дарил им игрушки, но ещё более хрупкие, - Уильям рассказывал, не торопясь и передавая голосом все эмоции, возникающие у него по мере чтения. Эмили слушала очень внимательно, замерев в кольце его рук и затаив дыхание. - Однажды родители не выдержали и пришли к нему:
- Ты мудр и желаешь нашим детям только добра. Но зачем ты делаешь им такие подарки? Они стараются, как могут, но игрушки всё равно ломаются, и дети плачут. А ведь игрушки так прекрасны, что не играть с ними невозможно.
- Пройдёт совсем немного лет, — улыбнулся старец, — и кто-то подарит им своё сердце. Может быть, это научит их обращаться с этим бесценным даром хоть немного аккуратней?..
-  с улыбкой закончил Уильям сказку и с интересом посмотрел на девочку, ожидая реакции.

0

88

Вечерние приготовления бурлили просто как вулкан. Девочка умылась, привела себя в порядок, стала совсем хорошенькой. Уильям завис  в библиотеке, погрузившись в чтение. Это позволило кукольнику спокойно убраться в мастерской и подготовить все для ночной работы. Материалы, инструменты, ткани и нитки - все на своих местах и полном порядке. Расчистив стол посредине комнаты, на котором будет лежать девочка, Кейнс погасил свет и вышел из мастерской. Ти Спирс как раз рассказывал сказку девочке. Эта история затронула даже кукольное сердце мастера. Ведь он сам по себе был таким же предметом в руках своей хозяйки, но не всегда она обращалась с ним бережно. Это вызвало такую тоску у Дросселя, что он не решился сразу зайти в комнату.
- Вы такой мудрый! - восхищенно пролепетала девочка. - Никогда не слышала ничего подобного. Знаете, а я теперь буду со всем обращаться бережно.
Эмили положила куколку рядом на подушку, а Дроссьяма зажала  в руке, словно это был то, без чего она не могла жить. В этот момент зашел кукольник. Он присел рядом на кроватку, чтобы пожелать приятных снов девочке. И тебе, мистер Спирс. - хитро сверкнул лиловыми очами мастер.
- Что ж, пора всем спать, завтра будет новый день и новые события и сказки. - пропел Кейнс.
- Доброй ночи Уилли, спасибо за сказку! Доброй ночи, милый мой Дроссель! - Эмили обняла их по очереди, кукольник прикоснулся губами к ее лбу и укрыл одеялом.
Натолкнувшись на взгляд жнеца, кукловод подошел к окну, закрывая шторы. Его мысли были сосредоточены на том, чтобы Спирс уснул тоже, поскольку он опять мог помешать его плану. Девочка уже начинала дремать, что вызвало волну нежности у мастера. Однако, Уильям еще бодрствовал. Улыбнувшись, Кейнс тихо заговорил, все еще поглядывая в окно.
Есть такие доминиканские куклы - куклы без лица. Есть множество объяснений тому, почему же они именно такие - безликие. Но мне особенно нравится одно - в тот момент, когда ты нарисуешь кукле лицо, она станет твоей. Она останется такой, какой ты ее нарисовал. Тебе решать - твори! И я творил всю свою жизнь.
Он медленно повернулся, его глаза наполнились воспоминаниями. Да, он прекрасно помнил все, что было связано с его творениями. Это вызывало нежный трепет у него внутри. Может, это билась в клетке его запрятанная душа?
- Первая кукла была очаровательной златовлаской с невыносимо-синими глазами. Она носила глупую одежду всех маленьких леди, чересчур переполненную оборочками, и всегда улыбалась. Я сказал ей, что стоит отрастить локоны, а платья поскромнее ей куда больше к лицу. Малышка так привязалась ко мне, что вскоре стала считать мои слова истиной. Какой она стала волшебной - юное очарование невинности. Такой красоте не стоило улыбаться, милое грустное личико было куда вернее для столь совершенного образа. И она позабыла про улыбки, став любимой куклой на пару лет. - продолжил Дроссель, подходя к кровати девочки, провел руками по ее волосам, а потом взял плед и накрыл начинающего дремать жнеца. Все идет так, как должно быть. Эмили не суждено стать марионеткой, все вышло случайно. А сегодня совершенно иная ночь.
- Но коллекции должны пополнятся. Новая кукла была скучной, пока я не показал ей, какой она должна быть. Я купил для нее бриллианты, сделал кружевное утонченное платье и туфли на остром каблучке. Конечно ей понравилось. Моя безликая куколка из старой деревни стала модной и дорогой. Каждый мечтал получить ее в свою коллекцию, каждый завидовал мне. А я продолжал собирать свою коллекцию красавиц.
Кукловод загасил свечи, погружая комнату в сонный полумрак. Дроссель содрогнулся, когда воспоминания его заполнили до невыносимого состояния, когда захотелось едва ли не закричать. Но он сдержался. Повел плечами, отгоняя все ненужное прочь. В руке мастера осталась одна единственная свеча, чтобы дойти до мастерской в тусклом ее свете. Если бы кто-то сейчас мог видеть лицо кукловода, то сказал бы, что оно стало таким живым, как когда-то давным давно при его настоящей жизни. Глаза смотрели ан трепещущее пламя свечи, а губы тихо шептали.
- Знаешь, мама, ты сказала мне когда-то, что я эгоистичный мерзавец. Ты пророчила, что я стану играться людьми, словно бездушными игрушками. Черт возьми, да я же и есть кукла без лица... - он запнулся, а через мгновение его лицо уже ничего не отображало - тот слабый всплеск души, прорвавшийся сквозь защиту, быстро погас, он вновь стал тем, кем его создали. Тебе лучше сидеть там, внутри. Тебе не место в этом мире. Мне нравится быть таким, какой я сейчас. Эмоции лишь отвлекают.
Скрипнула закрывающаяся дверь, а потом заскрежетал замок в скважине. Теперь жнец с девочкой заперты до утра. Уже было почти девять, сегодня кукольник задерживается. Бриллиант звал его, просто кричал. Взяв шарманку, Дроссель вышел на улицу, играя свою мелодию, одиноко и тоскливо разливающуюся в ночном воздухе. Уже совсем скоро из-за поворота выскочила девчонка, на пальце которой сверкало красивое кольцо. Улыбнувшись, Кейнс зашел в магазин, продолжая играть. Музыка смолкла, едва зазвенел колокольчик. Зачарованная леди с каштановыми волосами осматривалась в маленьком кукольном мире, который являлся магазинчиком игрушек.
- Я уже давно ждал тебя, моя леди. Прошу вас, - он протянул ей руку.
Девочка затрепетала и взмахнула длинными ресницами, взяла парня за руку и поднялась с ним на второй этаж. Кукольник усадил ее на приготовленный стол и внимательно заглянул в васильковые глаза.
- Что тебя так терзает там? - он ткнул ее пальцем в грудь.
- Отец... - Девочка спрятала лицо в ладонях, дрожа от накатывающего чувства тоски и отчаяния. - Он совершенно не понимает меня. Он богат, дает мне все, что я пожелаю. Но он относится ко мне, как к пустой вещи, ничего такого, что есть у обычных детей - он не гуляет со мной, не целует перед сном, не обнимает и не интересуется подробностями моей жизни. Я стала такой капризной и холодной, потому что он не дарит мне своей любви. Я бы так хотела обменять все наше состояние на частичку его семейного тепла!
- Ни к чему столько лишних эмоций. Я помогу тебе избавиться от боли, которая засела в тебе. И твоему отцу будет урок. Он хотел куклу или дочь, когда заводил ребенка? Видно, куклу. Значит, он получит ее.
Кейнс схватил девочку за горло, сдавливая. В нем вспыхнула жажда. Да, как долго он ждал этого. Девчонка потеряла сознание, а потом мастер приступил к творению своего шедевра. Все станет идеальным, он избавится от всего ненужного. Новая кукла. Очередная безделушка...
Его работа закончилась лишь с наступлением утра. Часы внизу пробили ровно шесть. На столе лежала прекрасная кукла с пустым взглядом и совершенно без улыбки на бледных губах. Кукольник вздохнул, отпуская алчное чувство, терзавшее его всю ночь. Готова. Он запустил в нее свои нити марионетки, и кукла встала. Васильковые глаза стали еще ярче и теперь смотрели куда-то вдаль из-под прикрытых век. Мастер заставил ее встать и пройтись по мастерской. Великолепная и бесчувственная. Он пристроил ее в углу, накрыл белым покрывалом, чтобы не привлекать излишнего внимания его гостей. Ночью он еще разберется с ее способностями и решит, можно ли уже ее присоединять ко всем остальным куклам, томившимся в темном чулане...
Стуча каблуками, Дроссель подошел к двери спальни девочки и открыл ключом замок. не удержавшись, он все же заглянул туда, чтобы проверить, как там Эмили и жнец.

0

89

Стрелки наручных часов показывали половину шестого. Уильям осторожно высвободился из объятий Эмили и, подойдя к окну, в которое лился свет фонаря, раскрыл появившуюся книгу Смерти, где проступило новое имя. Сам жнец был уже на месте – кукольный магазин Дросселя Кейнса.
Стараясь двигаться как можно бесшумнее, Спирс подошёл к двери и подёргал ручку. Заперто. «Проклятье…» Кукольник всё предусмотрел и обо всём позаботился, чтобы ни жнец, ни девочка не вышли из комнаты, пока Дроссель создавал новую куклу. Увы, покинуть комнату через окно Уильям тоже не мог – слишком велик был риск разбудить спящую Эмили.
В этот момент послышался тихий стук каблуков, которые остановились напротив двери, а затем в замочной скважине с тихим щелчком повернулся ключ, и на пороге показался кукольник. Предусмотрительно отошедший в сторону, чтобы его не задело дверью, Уильям бросил на Дросселя короткий взгляд, в котором застыла холодная ярость, оттолкнул его в сторону и быстрым шагом вышел из комнаты. Зайдя в мастерскую и подойдя к стоящей в углу и укрытой белой тканью фигурке, Спирс сдёрнул покрывало. Безучастное детское личико, пустые глаза… Ещё вчера живая девочка, сегодня – мёртвая идеальная кукла.
Однако на лице мужчины не отразилось никаких эмоций. Жнец – это беспристрастный судия, который решает судьбу покинувшей тело души. Лезвия Косы смерти пробили грудь девочки, и тихо зашуршала плёнка. Уильям внимательно изучил содержание киноленты, где была запечатлена вся недолгая жизни малышки. Мда… Нельзя было сказать, что девочка была счастлива… Смерть матери, которая умерла почти сразу после рождения дочери. Отец, который не смог смириться с потерей жены, и охладевший к новорожденной. Безразличие к жизни ребёнка. Попытки откупиться от девочки, когда та подросла, подарками. Покупка новой куклы, и Дроссель, упаковывая игрушку, незаметно подсовывает кольцо с заколдованным бриллиантом. Побег девочки из дома и её приход в магазинчик кукол. Разговор с Дросселем, и последовавшие за ними смерть и процесс создания из девочки куклы.
- Даниэль Сайм. Дата смерти: 19 декабря, 1888 год. Причина смерти: удушье, - рядом с фотографией девочки появился штамп о завершении дела, после чего Уильям захлопнул книгу смерти и, убрав её, повернулся к кукольнику. – Дроссель Кейнс… Если я узнаю, что с Эмили что-то случилось по твоей вине, а я узнаю, можешь в этом даже не сомневаться, я тебя уничтожу, - жнец говорил спокойно, однако по его голосу сомневаться не приходилось – он сдержит своё обещание.

0

90

Он и не ожидал, что из двери просто вырвется вихрь и, оттолкнув кукольника, умчится в мастерскую. Поправив чуть вывернутую немного неестественно голову, Кейнс заглянул в комнату - Эмили спала, как ангел... Да, для кукловода эта девочка была так же прекрасна, как и госпожа. Но мысль, что жнец так резко рванулся куда-то, смерив мастера уничтожающим взглядом, не внушала ничего хорошего. Прикрыв дверь, кукловод мгновенно примчался в мастерскую. Что-то внутри екнуло, когда Дроссель увидел раскрытую куклу и жнеца рядом с ней. Что он еще задумал? Ее не вернуть, она навсегда стала моей марионеткой! Кукольник ревностно охранял свою коллекцию, поэтому приблизился к нарушителю спокойствия. Его лиловые глаза сверкали от ревности и раздражения.
Впервые кукловод видел раскрытую книгу жнеца. Какая-то пленка выходила из груди его куклы. Надеюсь, он не испортит ее, ибо она вышла на удивление удачно. Не то что та, глупая дурочка, вынимающая себе глаз. В книге стояла дата и имя его куклы. И причина смерти. Вот какая  у него работа...
Книга резко захлопнулась, тот обернулся, а глаза продолжали буравить ледяным взглядом спокойные стеклянные глаза кукольника. Отойдя на пару шагов назад, Кейнс засмотрелся на лезвия секатора.
- Дроссель Кейнс… Если я узнаю, что с Эмили что-то случилось по твоей вине, а я узнаю, можешь в этом даже не сомневаться, я тебя уничтожу.
Дроссель словно вышел из туманного чувства одержимости. Всего одно имя, которое его переменило. Да он и не мог подумать такое об Эмили... теперь. За эти несколько дней он привязался к девочке больше, чем к кому либо в своей жизни. Жизни... интересно, а что все же было в его жизни раньше? Был ли у него дом, может, заботливые родители? Из-под полуприкрытых век грустно сверкнули глаза Кейнса. Внезапно что-то щелкнуло внутри, словно ясная мысль озарила его. Быть может, темных пятен в моей непонятной жизни станет меньше?
- Ты знаешь, кем были мои родители? Что-нибудь? Была ли у меня семья? - тихо проговорил Спирсу Дроссель. - И клянусь, пусть это и будет стоить мне жизни, но самый яркий лучик в моем мире - Эмили, я буду защищать до последнего.
Кукольник положил правую руку на грудь, опускаясь на одно колено и склонил голову. Все же он надеялся услышать ответ на свой вопрос, глубоко засевший в его сознании. Спрашивать такое у своей госпожи он не решится, ибо она может разгневаться. А вот жнец может знать, они забирают души, может быть, именно этот шинигами и забрал души его семьи. Если, конечно же, она была у мастера кукол.

Отредактировано Drossel Keins (2011-01-31 23:42:57)

0


Вы здесь » Kuroshitsuji: Monochrome World » Флешбеки » Лезвие и нити